АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
1.08.2021, 22:18 0
Защитник «Манчестер Юнайтед» делился своей историей.

Путь домой: авторская колонка Аарона Ван-БиссакиЕсть люди, которым кажется, что я возник из неоткуда.

Раз — и я в основе «Кристал Пэлас». Два — и я в «Манчестер Юнайтед».

Но так не бывает.

Может, так случается, потому что я человек тихий и спокойный, и всем кажется, что всегда появляюсь из пустоты.

Люди могут думать что хотят, на самом деле. Это — цена славы. Можете считать меня застенчивым. Те, кто меня знают, понимают, что я не такой. Вы многого не знаете об Аароне Ван-Биссаке.

Давайте я расскажу, как всё начиналось.

Поезд, травмай, автобус

Я вырос в Нью-Аддингтоне, в Кройдене. Оттуда был только один выход, и мы чувствовали себя в ловушке.

Там легко было потеряться. Это не район для богатых, но люди были яркие, дружелюбные, активные. У нас было настоящее сообщество. Все были «свои», никто не был чужим.

В таком сообществе было легко влюбиться в футбол. Я играл всегда, без перерывов. Дом, улица, сад, улица, школа, парк, площадка. Я играл везде.

Чаще всего я играл на поле перед старым родительским домом. Мы всегда были там. Порой 20 человек, 10 на 10. Идеал? Ни в коем случае. Порой траву забывали косить, а она вымахивала слишком высокая. Там можно было найти всё — от денег до собачьих какашек. Но мы играли, где могли.

Для нас это был «Уэмбли».

А я был Тьерри Анри.

В детстве он был моим кумиром. У него была техника, настоящий дар. Я тогда ещё играл в нападении. Я забивал голы. Я гораздо позднее научился обороне. У меня даже на спине красовался 14 номер из-за Анри.

Тогда я был техничнее всех. Лучше был разве что мой старший брат Кевин. Именно он втянул меня в мир футбола. Я всегда следовал за ним по пятам, пытаясь во всём ему подражать. Без него я бы вряд ли чего-то добился.

Когда мы не бегали по траве, мы играли на асфальте, пытаясь забить гол в нарисованные мелом ворота. Каждый день мы пытались перефинтить друг друга. С семи-восьми лет он осознавал, что у меня был талант. Что я очень быстро его догонял. Я был как мини-версия его самого.

Да весь район это видел.

И, главное, это видел папа.

Давайте я расскажу про него. Про Амбруаза.

Они с мамой приехали в Англию незадолго до моего рождения. Кевин родился в Германии, а до этого они провели какое-то время в Нидерландах. Они часто переезжали, покинув Демократическую Республику Конго.

Дома мы говорим на смеси английского и французского, хотя, честно, мой французский оставляет желать лучшего, да и английский тоже можно было бы подтянуть. Когда мы забываем слово в одном языке, мы используем другой!

Папа был строг со мной. Я думал, что он хотел полностью меня контролировать и злить, и я намеренно был упрям и не слушал его. Но на самом деле он многим ради меня пожертвовал.

Когда мне было 5 и до 11 лет, он всегда сопровождал меня с братом на тренировку в академии — четыре раза в неделю. Он был уборщиком, как и моя мама, и порой он уходил с работы раньше. У нас не было машины. Мы использовали поезд, трамвай и автобус. Народу было столько, что порой нам просто не находилось места. Дорога в одну сторону занимала два часа.

Мне было тяжело, а представьте его! Он следил, чтобы мы не пропускали тренировки, всегда могли что-нибудь перекусить и не забывали экипировку. Пока другие родители ждали в машинах, папа стоял и смотрел на игру. Иногда — в мороз. А куда ему деться?

Только впоследствии я стал ценить его жертву.

Когда мои дела пошли в гору, первым делом я купил им новый дом. Что-нибудь для комфортной жизни. Я хотел показать, что мой успех — это их успех.

Я бы хотел сказать, что трудолюбие родителей вдохновляло меня с младых лет, но это было не так. После того, как меня пригласил «Пэлас», был период, когда я ленился. Знаете, когда вам 14-15 лет? В такой период хочется только с друзьями фигнёй маяться, а не работать.

Путь домой: авторская колонка Аарона Ван-Биссаки

Я стал забивать на тренировки. Порой я ленился, порой и вовсе пропускал их. Я стал забывать про диету.

Никто не виноват в этом, просто пацаны делали, что взбредёт в голову. Они не были на моём месте, они были свободны. Меня затянуло, и я, честно, ловил от этого кайф.

Это ещё ничего. Если слишком увлечься, то можно оказаться в компании совсем уж нехороших ребят. Так много талантов полегло.

Благодаря отцу я избежал этой участи. Он спас меня.

В «Пэласе» открыто мне ничего не говорили, а вот отцу — ещё как. Ему дали понять, что ещё сезон, и меня выкинут с таким поведением. И ему было больно это слышать. Он столько в меня вложил, так поддерживал, скольким жертвовал.

Он запретил мне видеться с друзьями, которые были ему не по душе. Он ходил за мной и заставлял меня тренироваться. Он объяснил, почему так делает, и я прислушался.

***


Даже после того, как я взял себя в руки, мне потребовалось время, чтобы на меня обратили внимание.

В сезоне 2017-18, ещё до моего дебюта, я играл в молодёжке, и я был среди самых возрастных игроков. Все ровесники к тому времени либо ушли, либо пошли на повышение. Я перерос своих товарищей. Я нуждался в новом испытании — в шансе.

Взрослая команда нуждалась в нас, чтобы заполнить пробелы, но мы были как манекены. Так меня заметили в обороне. Как-то нужен был кто-то на правый фланг, и выбрали меня. Я не жаловался — я был рад любой возможности. Я играл везде.

Мы стали играть, и я опекал Вилфрида Заа. Он сейчас один из лучших в АПЛ, и он всегда обходил защитников играючи. Но, может потому что я тоже был вингером, я знал, что он будет делать. Я читал его мысли. Мы сражались, и я действительно давал ему отпор.

Тренеры и другие игроки поддерживали меня, хвалили. Такое ребятам из молодёжки редко доводится испытывать.

В конце концов Уилф сказал мне: «Отдохни уже, а? Иди на другую половину поля».

И так меня заметили. Я был не новым Тьерри Анри или бровочником-технарём, а крепким непроходимым защитником.

После того матча я попросил тренера поменять мою позицию. Он был против, но я его уговорил. Всё, что угодно, лишь бы приблизиться к основе!

В январе 2018 года я уже тренировался с первой командой. Но я всё ещё играл за молодёжку. Меня это расстраивало.

Когда наступило трансферное окно, я попросил отдать меня в аренду, чтобы я набрался опыта. Ещё один такой год я точно не хотел. И когда в выходной мне позвонил Рой Ходжсон, я был уверен, что мне разрешили уйти. Но нет! Он просто сказал, что против, и ещё и заставил меня тренироваться в выходной.

Я был в гневе.

Зачем меня мариновать?

Спустя несколько недель мы играли с «Тоттенхэмом». Мы тренировались как обычно, и я ничего не подозревал. В последнее время у нас стало много травмированных, и у меня был шанс попасть в число запасных. Из молодёжки я был ближе всех к взрослому составу.

Я был уверен, что получу своё место в команде.

И когда вывесили список, я сразу побежал смотреть. На лавке было два парня из молодёжки, но меня не было. Что за фигня?!

И тут кто-то хлопает меня по плечу.

«Поздравляю, мужик!»

«Поздравляю!»

И я смотрю на список и нахожу себя — в основе.

Аарон Ван-Биссака

Первое, что я могу подумать, это... Ван-Биссака? Это странно. В детстве я никогда не был Уан-Биссакой. Я был просто Аароном Биссакой.

У меня была новая должность и новая личность.

Сам день был сумасшедшим.

Прямо перед стартом я помню, как ждал своего часа с Дэмиеном Делейни.

Он знал, что это мой дебют, и просто подбадривал меня, говоря стандартные вещи вроде: «Ты давно ждал своего шанса. Просто играй без страха, и все будет в порядке. Действуй осторожно»

Он сказал мне: «После этой игры для тебя все изменится. Вся твоя жизнь изменится». И я навсегда запомнил эту фразу.

«Друзья захотят восстановить испорченные отношения. Люди будут пытаться что-то тебе продать. СМИ будут говорить о тебе».

Тогда я не поверил, но он был прав.

В том узком туннеле я просто смотрел вперёд, думая о совете Делейни. Я помолился. Я нервничал. Ненавижу ожидание.
Я помню, как подумал: «Это будет долгая игра. Скорость будет уже другая. Это Гарри Кейн, Деле Алли, Сон….

Когда мы вышли из туннеля, я просто увидел весь стадион, 25 тыс. человек... Я никогда не испытывал ничего подобного. Вот тогда я понял: вот и всё. Это момент, которого я так ждал.

А потом — подкат. На Бене Дейвисе. Он рванул в мою сторону с мячом. Я выбежал на перехват, и мы сломали им контратаку. Трибуны закричали так, будто я сам забил. Они болели за меня!

Мы проиграли со счётом 1:0, но нам не было стыдно. Это был мой дебют в АПЛ.

«Так всё начинается» — написал мне отец.

Паспорт

Путь домой: авторская колонка Аарона Ван-Биссаки

Главное, чем отличается «Манчестер Юнайтед» — это размерами. Всё такое большое.

Когда я отправился подписывать контракт летом 2019 года, мы долго ехали мимо ферм и лесов, в какую-то даль. И внезапно мы приехали: бескрайние поля, здания, всё такое здоровенное! Куда ни пойти, тебя встречает история клуба, с фотографиями и упоминаниями игроков, трофеев и побед.

Всё огромное. Это самый большой клуб в мире.

Я сразу не понял даже, что случилось. Мой дебют состоялся не так давно.

Честно говоря, я нервничал. Был ли я готов? Мне казалось, что я ещё не всё сделал в «Пэласе». Я надеялся задержаться подольше.

Я так долго пытался стать частью основной команды, а тут раз — и совершенно новая жизнь вдали от родителей и семьи.

Но ведь… это «Манчестер Юнайтед».

Такие предложения не каждый день поступают.

На землю меня вернула первая проблема — пропал мой загранпаспорт.

Представьте: завтра я вылетал на Ибису для встречи с командой впервые, а затем нас ждала предсезонка в Австралии.

Первая встреча с одноклубниками. Первый день работы. И паспорт пропал. Просто пропал.

Я паниковал. Стал рыться везде, думать о том, какое первое впечатление произведу.

Пришлось полагаться на агента. Он позвонил «Юнайтед» и всё объяснил. И они всё разрулили. Не представляю, как, но всё обошлось.

За один — ОДИН — день мне оформили новый загранник.

Это — «Манчестер Юнайтед»!

Когда я наконец встретился с командой, я опасался того, что они обо мне подумают. Здесь играли Поль Погба, Маркус Рэшфорд, Давид де Хеа. Суперзвёзды.

Но всё было как раз наоборот.

Все были приятные и доброжелательные.

Я сдружился с Акселем Туанзебе — он тоже из Конго. Мне помогли Маркус, Мейсон и Брэндон. Собралась отличная группа парней. Мы тесно общаемся, и в раздевалке хватает франкоговорящих. Остаётся только испанский выучить!

Мой дебют состоялся уже вскоре. 11 августа. «Манчестер» против «Челси» на «Олд Траффорде».

Так исполняются мечты. Я всё думал, как это команды, которые мы с братом выбирали в FIFA. И вот всё по-настоящему!

В «Юнайтед» футболки в раздевалке развешивают по позиции на поле, поэтому я был между Де Хеа и Линделёфом. ВАН-БИССАКА. Невероятно.

Я вспоминал, как всё начиналось. 18 месяцев назад я дебютировал за «Пэлас». До этого я ездил на тренировки с папой, менял позицию, обменивался словами с Делейни.

Как и на «Селхерст Парк», я нервничал перед самой игрой в туннеле. Но стоило мне выйти на поле, как нервы забылись. Я не стеснительный, никогда таким не был. Когда настаёт момент истины, я просто фокусируюсь на игре. Я знаю, что нужно делать. Нет никакой разницы между большой игрой АПЛ и нашим спаррингом с друзьями на закаканном поле.

Мы победили со счётом 4:0.

В атаке мы были хороши, но мне важнее всего был тот ноль.

Когда 70 тыс. людей реагируют на каждый твой подкат и выкрикивают твоё имя… это не описать.

Я могу сказать только одно: я сделал это. Наконец-то я дома.

Текст: The players tribune

Перевод и адаптация Дениса Кошелева
+1
Автор: Панкрат БелыйФото:

Сейчас читают

Загрузка...
Футбол онлайн Текстовые онлайн трансляции
Результаты матчей LIVE
Футбольная ТВ Программа Трансферы LIVE
Рейтинг букмекеров
загрузка...
ТОП10

Топ комментаторов в статьях и новостях (за 30 дней)